Интервью с психологом

 Я как психоаналитик и психотерапевт замечал, что люди обычно говорят, что действительно лишь то, что может быть доказано либо экспериментально, либо логически. Таким образом, человек удаляет все, лежащее вне пределов его досягаемости, будучи убежден, что именно он определяет, что есть истина.

Интуитивные факторы и факторы, относящиеся к осознанию обычно недооцениваются, потому что осмысливаются как нечто, находящееся вне господства человека. Если мы не видим истину, то лишь потому, что закрываем глаза на нее, так как истина здесь сейчас и всегда будет здесь. Следовательно, наибольшая наша проблема в отношении действительности - это проблема принятия. На протяжении всей этой книги я говорю об истине так, как если бы она была легко познаваема, как математическая теорема или философский силлогизм. Однако истина не требует доказательства, потому что она очевидна и мгновенно узнаваема (без помощи разума).

Иными словами, мы обладаем мгновенным контактом с действительностью либо через интуицию, либо через осознание, но у нас нет способа правильного определения ее. Даже если я скажу, что действительность есть соответствие между знанием и предметом, я все равно буду говорить о процессе восприятия, а не о самой действительности.

Сфера интуиции гораздо шире, чем сфера знания, потому что интуиция имеет прямой контакт с действительностью, даже если действительность не может быть определена. В науке слово "действительность" используется и неправильно употребляется для обозначения чего-то, чего должно искать, как если бы она была творением человека, чем-то зависимым от нашего достижения универсального синтеза. Наука никогда и не помышляет о том, чтобы оглянуться назад и убедиться в том, что вся действительность существовала до того, как мы начали существовать. Истина продолжает пребывать там же, где и всегда, поддерживая нас. Это не Бог сошел с ума, а мы, с нашей установкой убегания от действительности.

Мы видим в Создателе всю ту неуравновешенность (ненависть, непримиримость, злобу итак далее) которая есть только в нас. Ошибочный диалектический процесс использует фантазию, тогда как истинный работает с истиной. Я описываю свою методологию лечения неврозов и депрессии, предоставляя читателю средство понимания невроза не только в отношении использования ошибочной диалектики, ко также в отношении развития правильного диалектического процесса. Иногда я сомневаюсь, является ли осознание ошибочного диалектического процесса более важным, чем восприятие правильного. Однако представляется, что один сопровождает другой, ведь добро не перестает существовать, подвергаясь отрицанию или искажению.

Когда мы стараемся доказать действительность чего-либо не-сущего (то есть истинность фантазии) мы просто занимаемся умственными упражнениями (как Аристотель о платонизме) которые, если не распознаются, вводят нас в огромные трудности. Невозможно лечить человека исследуя лишь его фекалии и мочу, так как он есть также дух и достоинство. И хотя человек может и не использовать свое благо, это не означает, что,он перестает существовать.

Более того, диалектическое восприятие действует в двух смыслах: оно не только распознает патологию человека (его установки отрицания, отвергая или искажения действительности), но также воспринимает его здоровье (его правдивость и благожелательность). В самом деле, акт излечения состоит в приведения индивида назад, к тому от чего он отрекся.

Дополнительная информация